Суд взыскал с российского культурного центра 320 тысяч рублей из-за «Свинки Пеппы»

Муниципальное автономное учреждение культуры (МАУК) «Общественно-культурный центр» обжаловало в СИП постановление суда апелляционной инстанции, взыскавшего с него 320 тысяч рублей компенсации.

Исковые требования британской компании были удовлетворены частично – в иске содержалось требование о взыскании с ответчика 1 миллиона рублей. Суды, снижая размер компенсации, исходили из принципов разумности и справедливости, степени вины нарушителя и соразмерности компенсации последствиям допущенного нарушения.

Поводом для обращения «Entertainment One UK Limited» в суд стали четыре спектакля с использованием кукол «Свинка Пеппа», проведенные ответчиком. Истец в подтверждение этой информации ссылался на фотоотчеты в СМИ, демонстрирующие персонажей спектакля. Также сведения о проведении ответчиком спектаклей опубликованы на интернет-сайтах amur.info и okcblag.ru.

По мнению истца, форма костюмов персонажей спектакля воспроизводит до степени смешения товарный знак «Свинка Пеппа», принадлежащий английской компании. Таким образом, как указано в иске, осуществляя деятельность по проведению спектаклей с использованием принадлежащих ему товарных знаков, ответчик нарушил права компании Entertainment One UK Limited.

Компания направила в адрес МАУК «Общественно-культурный центр» претензию, в которой требовала прекратить любые приготовления новых мероприятий с использованием образа персонажа «Свинка Пеппа», а также выплатить компенсацию в размере 3 миллионов рублей.

Ответчик в ответе на претензию подтвердил информацию о проведение спектаклей, указав, что персонажи спектаклей не имели сходства с персонажами мультсериала, пошив костюмов и написание сценариев осуществлялось творческим коллективом МАУК «Общественно-культурный центр».

Суды первой и апелляционной инстанций, однако, установили, что форма костюмов персонажей спектаклей ответчика выполнена с подражанием стилизованному изображению знаменитой свинки, то есть воспроизводит до степени смешения принадлежащий истцу  товарный знак. Кроме того,  название спектакля сходно до степени смешения с указанным товарным знаком.

Никаких лицензионных и иных договоров на передачу исключительных прав на указанные товарные знаки между истцом и ответчиком заключено не было.

Таким образом, факт нарушения прав истца на товарный знак получил подтверждение.

С подробной информацией о ходе рассмотрения данного дела можно ознакомиться на портале Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ).